Загадки страсти и любви

То змейкой, свернувшись клубком, У самого сердца колдует, То целые дни голубком На белом окошке воркует. То в инее ярком блеснет, Почудится в дреме левкоя… Но верно и тайно ведет От радости и от покоя. Умеет так сладко рыдать В молитве тоскующей скрипки… И страшно её угадать В еще незнакомой улыбке. А. Ахматова Любовь – одно из самых важных чувств человека. Она загадочна и непостижима, в ней столько противоречий и подтекстов, что все попытки разгадать «формулу любви», вывести ее законы или выдать химический состав выглядят как-то нелепо и жалко… Еще вчера вы жили спокойно, обдумывали расходы, смотрели ток-шоу и планировали перестирать все шторы в квартире. А сегодня – случайно встретились глазами с Ним и… Какие — такие шторы? Ах, эти… Да ну их! Вот если бы словами можно было передать, какого необъяснимого цвета его глаза… То змейкой, свернувшись клубком, У самого сердца колдует, То целые дни голубком На белом окошке воркует. То в инее ярком блеснет, Почудится в дреме левкоя… Но верно и тайно ведет От радости и от покоя. Умеет так сладко рыдать В молитве тоскующей скрипки… И страшно её угадать В еще незнакомой улыбке. А. Ахматова Любовь – одно из самых важных чувств человека. Она загадочна и непостижима, в ней столько противоречий и подтекстов, что все попытки разгадать «формулу любви», вывести ее законы или выдать химический состав выглядят как-то нелепо и жалко… Еще вчера вы жили спокойно, обдумывали расходы, смотрели ток-шоу и планировали перестирать все шторы в квартире. А сегодня – случайно встретились глазами с Ним и… Какие — такие шторы? Ах, эти… Да ну их! Вот если бы словами можно было передать, какого необъяснимого цвета его глаза… Тем не менее, мозговой штурм продолжается: ученые упорно ищут причины и следствия, законы развития и угасания наших чувств. Тридцать лет изучает любовь американский антрополог Хелен Фишер. Результатом многолетних трудов стали книги, в которых все разложено по полочкам. А именно: Любовь – это всего лишь биохимический процесс; Чувство проходит через тридцать месяцев – когда потухнет «гормональный пожар»; Любовь очень похожа по своим симптомам и течению на легкое помешательство с элементами навязчивой идеи («только он, он один такой!»); Любовные чувства стимулируют образование в организме особого вещества — окситоцина, к которому возникает наркотическая привязанность («мне без него не жить!»). Кроме дотошных исследователей, у любви появился новый противник – меркантильность. Мы почему-то считаем, что именно сейчас, в наши дни, рай невозможно устроить в холодном шалаше без удобств. Что безработный Федя, который после развода лишился жилья, не может полюбить вас исключительно за красоту души и тела, а только за возможность оттяпать половину жилплощади. Как говорил поэт, «кого ж любить? Кому же верить?» Но разве раньше эти проблемы не существовали? Может быть кто-то сознательно внушает нам, что любовь — немодное нынче чувство?… Мы решили провести анкетирование среди читательниц «»Женских Страстей»» и узнать, наконец, правду: осталось ли в нашем мире место для любви? В опросе участвовали самые разные женщины: счастливые и не очень, влюбленные и разлюбившие, юные (от 14 лет) и зрелые (до 53). Ваша активность очень приятно удивила: количество присланных анкет всю неделю росло. И это – лишнее подтверждение того, что любовь играет огромную роль в нашей жизни. Не случайно психологи считают эмоциональную потребность в любви одной из основных потребностей человека. Ответы на вопрос «Существует ли в нашем мире любовь, или ее вытеснила расчетливость?» распределились так: Около 70% наших читательниц уверены, что любовь жива и будет жить в сердцах людей несмотря ни на что! 10% — считают, что «нет никакой любви, только расчет» 1% — встречали любовь «крайне редко» 1% — верят — «все зависит от человека» 1% — указали соотношение «любовь и расчет: 50 х 50» 1% — убеждены, что «любовь прекрасно сочетается с расчетом» 16% — признали — «любовь конечно существует, но…» Среди «но» оказались такие причины: «Считаю, что эти искренние чувства сохранились, но где-то далеко-далеко» «Любовь, конечно же, еще существует, в этом я убеждена.